12:22 

Без шапки; Star Trek

Vinculum
Долбоёборг
Кому надо работать, пилить дизайн, писать на ББ и Линкию? Мне! Кто хуесос и пишет хренодрабблы? Правильно, я :facepalm:
Зато на улице снежок и я офигенно рад *О* Не выношу весну примерно настолько же, насколько не люблю весну Х)

Фендом: Star Trek (AOS)
Название: Без шапки
Автор: Vinculum
Пейринг: фем!Маккой(Леонора)/фем!Спок(Т'Пок), фем!Скотти(Монтана) и фем!Кирк(Джейн)
Жанр: юмор, повседневность
Категория фемслеш
Рейтинг: G
Размер: ~1,2к слов
Саммари: по этому арту kotishredingera, кароч. + в выкладке на ЗФБ.
Дисклеймер: Сей депешей отрекаюсь от всяческих прав и материальных благ.

– А ну стой! – Воинствующий вопль огласил каюту главы медицинского отсека.

Тонкая вулканка совсем не по-вулкански вжала голову в плечи и с достоинство стала удаляться от источника громких звуков – очень степенно и недостаточно быстро, чтобы избежать преследования.

Леонора – начальник медслужбы корабля – крепко ухватила ее за ворот «специализированной утепленной форменки научного сотрудника номер пять, предназначенной для условий от +5 до +10 градусов по Цельсию» и несколько раз показательно встряхнула. Т’Пок поболталась из стороны в сторону с выражением скорбного безразличия на лице.

– Куда собралась?!

– Доктор, хочу заметить, что статус моего романтического партнера не дает вам права контролировать мои передвижения в пространстве, а также не обязывает сообщать вам обо всех моих планах.

Леонора упрямо поджала губы и вздернула подбородок – очевидно, рассчитывая, что это должно выглядеть угрожающе. Отчасти, это было правдой – Т’Пок и правда опасалась, но не физической расправы, а перспективы длинной распекающей лекции. Потому сочла за лучшее быть честной:

– Я планирую спуститься на Криотей 5 для посещения музейного комплекса нанобиологических исследований.

– В этом, – уточнила Леонора, подергав все еще зажатый в руке ворот форменки. Она надеялась, что ее выразительный взгляд и самоочевидная абсурдность одежды призовет благоразумие Т’Пок. И напрасно.

– Истинно, – невозмутимо ответила та.

– Господи, – Леонора все-таки выпустила изрядно помятую одежду и устало потерла виски. – Ты хуже ребенка. На какую погоду рассчитана форма?

Т’Пок отчеканила точные температурные рамки, привычно встав по стойке смирно.

– Именно! А на планете минус десять. Только не говори мне, что ты перепутала.

– Неверно. Я планирую высадиться неподалеку от музейного комплекса, потому мое пребывание на открытом воздухе не привысит…

Но Леонора уже не слушала – с головой зарылась в свой шкаф с одеждой, выискивая для непутевой вулканки что-нибудь подходящее (у Т’Пок все равно ничего лучше нескольких роб не найти). Не сказать, конечно, что и ее гардероб пестрил разнообразием – в хлам разругавшись со стервозным мужем-адвокатом, она побрезговала возвращать в их дом, потому в Сан-Франциско отправилась налегке… экстремально налегке. Потом, конечно, набрала необходимого, но необходимым ее одежда и ограничивалась.

Ситуацию спас вручную связанный свитер, подаренный Монтаной Скотт – презент на годовщину развода Леоноры, которую та праздновала едва ли не с большим размахом, чем собственный день рождения. Подарок был сделан со свойственным Монти юмором – классические, вплетенные в узорную вязь олени имели красные носы и занимались сексом.

Т’Пок, высунувшаяся из-за плеча Леоноры, посмотрела на изящную оленью вязь с нескрываемым скепсисом.

– Это спаривающиеся копытные?

– Бинго, детка, – самодовольно ощерилась Леонора, спихнула на Т’Пок свитер и наобум прихваченную тонкую кофту – «Надень-надень, а то будет колоться» – после чего взялась за поиск подходящих брюк: тут уж, правда, можно было обратиться к стандартной форме, в которой были утепленные штаны.

Через десять минут из кокона теплого шарфа на нее неодобрительно блестели глаза Т’Пок – закутанная по самый кончик носа, та неуютно переминалась с ноги на ногу и тщетно пыталась прижать руки к бокам – в пухлой куртке это не получалось. Теплые розовые варежки озадачено «щелкали», как клешни удивленного краба.

– Должна признать, что утепленная одежда приносит множество неудобств, – призналась Т’Пок.

– И не дает простыть, – самодовольно заявила Леонора, нахлобучивая сверху еще и шапку. Т’Пок, вжавшая голову в плечи, теперь больше напоминала вертикально стоящий куль одежды.

– Мне кажется, что ты сублимируешь родительские инстинктивные паттерны на мне, – констатировал несчастный голос из этой кучи.

– Тебе кажется, – пропела Леонора, подтыкая шарф под ворот куртки. После чего повернула Т’Пок к двери и легким шлепком по ягодицам (или чему-то еще, не поймешь в этой одежде) отправила к выходу. – Ну, теперь ты готова к любой непогоде и не простынешь. Я бы поцеловала тебя на прощание, но не уверена, что нащупаю твое лицо.

Ответ Т’Пок о том, что вулканцы не страдают ОРВИ даже после переохлаждения, утонул в шелесте закрывающейся автоматической двери. Тяжело вздохнув, и посетовав про себя на обзор, ограниченный щелью между шапкой и шарфом, Т’Пок направилась в транспортаторную. И даже Джейн Кирк, пробегавшая мимо, не осмелилась сказать гордой, сдержанной и полной достоинства вулканке, что в текущей одежде у нее походка, как у пингвина.

***


На Криотее Т’Пок по достоинству оценила выбранное Леонорой облачение – и оценивала целых три минуты, во время которых под густым снегопадом добиралась от точки транспортации до музея. Уже в помещении она с облегчением сложила тяжелую и неуклюжую куртку в автогардеробную, и с упоением погрузилась в прекрасный мир нанороботов-аугментов.

Зато на обратном пути, забрав одежду, смело отказалась от шапки и варежек, распихав их по карманам куртки. Всего остального вполне хватит для адекватного термообмена, а Леонора все равно не узнает об этом самоуправстве.

Наверное.

При виде доктора, стоявшей у входа в музей, Т’Пок одолел внутренний конфликт: недостойно сбежать, срочно натянуть припрятанную одежду или с достоинством отстаивать свой мужественный отказ от шапки и варежек. Первые два пункта отпали сами собой, когда Леонора ее заметила.

– Привет. Я как раз тебя ждала, – сообщила Леонора, подходя и бережным движением стряхивая с гладкой челки успевшие налипнуть хлопья снега.

Т’Пок помялась.

– Неразумно было ожидать меня снаружи, тем более, у тебя не было достоверной информации о времени, которое я проведу в музейных помещениях.

– Ну, минут через десять я начала бы доставать тебя идиотскими романтическими сообщениями, в которых называла бы тебя «моя сладкая».

Т’Пок внутренне содрогнулась – из всех человеческих ритуалов ухаживаний, именно этот казался ей наиболее жутким. Леонора, успевшая заметить выражение неподдельного ужаса на вечно бесстрастном вулканском лице, в голос рассмеялась.

– Ладно-ладно, не паникуй. Я просто хочу с тобой прогуляться.

– По такой погоде? – осторожно уточнила Т’Пок.

– По местным меркам – отличная погода. Пойдем, я тут неподалеку нашла интересный сквер с фонтаном. Архитекторы криотейцев похоже, научились синтезировать наркотики из снега, но даже среди этого белого безумия можно отыскать неплохие вещи.

– Нелогично предполагать, что формат художественного проявления культуры иной расы обусловлен употреблением наркотических веществ.

– Т’Пок, – хохотнула Леонора.

– Слушаю.

– Я пошутила.

– О.

Т’Пок неуклюже потопала за доктором по снегу, в глубине души не то порадовавшись, не то подивившись тому, что ее облеченный зимний наряд остался без внимания. Или не остался?..

– Ты без шапки, – с укором сообщила Леонора, повернув голову. И, присмотревшись, добавила: – И без варежек.

– Да.

– Почему не надела?

– Неудобно.

– Неудобно думать, что этот шлем у тебя на голове, спасет от холода.

Т’Пок насупилась.

– Не вижу причин называть мой волосяной покров шлемом и, хочу заметить, ты тоже без шапки.

Леонора обезоруживающе улыбнулась и подняла руки в жесте капитуляции – перчатки на ее ладонях торчали во все стороны мягким красным пухом.

– Хотя бы варежки натяни.

В этом был резон, тонкие конечности мерзли, но…

– Мне неприятно закрывать тканью важный сенсорный аппарат, – все-таки заартачилась Т’Пок и глупо сморгнула, когда Леонора закатила глаза и взяла ее за руку – тепло, мягко и уверенно.

– Ну, раз уж самостоятельно греться ты отказываешься, – пожала плечами Леонора.

Земля не разверглась, прохожие не стали пялиться на них – во всяком случае не больше, чем на любых других инопланетян, но Т’Пок все равно зазеленела скулами.

– Я не нахожу приемлемым выражение романтической привязанности на людях.

Тем более, если они встретят коллег, их отношения станут достоянием общественности. Не то чтобы они скрывались специально, но не афишировали свое партнерство, чтобы не плодить лишних слухов и домыслов – обеим такая позиция была комфортна.

– А это не привязанность, – отмахнулась Леонора. – Это попытка тебя согреть.

Т’Пок засопела и попыталась мягко достать руку.

– Сомневаюсь, что это очевидно окружающим.

– Сомнение – помеха успеху, – беспечно процитировала Леонора и погладила большим пальцем по ладони. – Это предписание врача, коммандер. Вы ведь не станете спорить со своим доктором?

Должность никогда не была для Т’Пок препятствием, и она поспорила бы – и с доктором, и с капитаном, и с адмиралом. Но спорить с Леонорой совсем не хотелось.

Под ногами хрустел снег, изо рта вырывались облачка пара. Узкие, озябшие пальцы согревались в теплых тисках рук Леоноры.


@темы: Фанфикшн, Star Trek

URL
Комментарии
2015-03-31 в 15:27 

minecaxep
Все мои друзья безбожники. Кроме Сахера, Сахер верен Треку (с) Банан.
awww кавайно:З

2015-03-31 в 16:29 

Med-ved
Пушист. Чешите.
Тепло! Тепло и нежно. И ворчливо. Уруру

2015-03-31 в 16:43 

Шишиэль
Когда у меня будет свой звездолет...
Пурр, фапать - не перефапать милота :inlove:

2015-03-31 в 16:45 

Солар
уютные :3

2015-03-31 в 20:20 

снежный король
привет, принцесса!
*побегал и посмеялся и поплакал и наполз* Так мило. И снежно.

2015-04-01 в 05:23 

Vinculum
Долбоёборг
minecaxep, Med-ved, Шишиэль, Солар, kotishredingera,
*коварно всех затискал и облизал*

URL
2015-04-01 в 18:30 

Ранита
- А я-то еще не стал тебя есть!(с)
Vinculum, какая чудесная мягкая и уютная вещица! И как раз к нашей погоде подгадала)))

2015-04-06 в 13:03 

Vinculum
Долбоёборг
Ранита
Спасибо *^*

URL
     

Mind-machine interface

главная