06:03 

Дожорный цикл; Star Trek

Vinculum
Долбоёборг
Начну потихоньку перетаскивать сюда фики с ФБ и буду бесить вас простынями текста во фленте :eyebrow:

Фендом: Star Trek (AOS)
Цикл: Дожорный
Автор: Vinculum
Бета: Шо
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Саммари: Ответы на вопрос: «Почему Спок так располнел за год службы на "Энтерпрйз"?»
Примечания: писалось на ФБ2014 за команду Star Trek, драбблы 2lvl
Дисклеймер: Сей депешей отрекаюсь от всяческих прав и материальных благ.

Название Ночной дожор
Персонажи: Спок, Кристофер Пайк, Джеймс Кирк
Размер: 920 слов
Вы хоть раз ели в академической столовой?

Если бы во вселенной нашелся сумасшедший папарацци, который пожелал бы узнать у Спока про самые травмирующие и тяжелые события в его жизни, то первым пунктом в ответе было бы уничтожение Вулкана. Происшествие прискорбное и ударившее по всем представителям этой славной расы.

Вторым по счету инцидентом, как подумал бы любой разумный индивид и несуществующий незадачливый интервьюер, была бы смерть матери или нелогичность всех окружающих (не совсем событие, но как постоянный фактор, раздражающий упорядоченный вулканский разум, она бы сошла).

Предположив это, и разумный индивид, и незадачливый интервьюер сильно бы ошиблись.

Второй по кошмарности вещью в жизни Спока была академическая столовая. И сложности в отношениях с ней начались с первого же дня учебы. Тогда он долго разглядывал не особо щедрое меню репликатора и нигде не мог найти вожделенного пункта «вулканское меню». Обратившись к дежурному — миролюбивому на вид старичку человеческой расы, — он получил несколько непечатных эпитетов и совет подыскать что-то подходящие в рационе людей и андорианцев.

Спок вздохнул про себя и решил, что у этой особи хомо сапиенс был тяжелый день (старичок почему-то очень обиделся на «особь хомосапиенс»). А после отправился искать в электронном меню что-то вегетарианское. В конечном итоге, вулканцы сами не шли на контакт, и отсутствие специальной пищи в базах было логичным.

Еда, которую выдал ему реплицирующий механизм, отличалась феноменальными вкусовыми характеристиками — в худшую сторону. Но меню обновлялось каждые сутки, и Спок решил, что у него, как и у того старичка, просто выдался неудачный день (хотя удача нелогична и все такое).

Как впоследствии выяснилось, академическая столовая любой день делала неудачным, а жуткие байки, которые ходили о ней по Академии, преувеличением не были. Даже для такой склонной к преувеличениям расы, как люди.

В студенческих комнатах личного репликатора не было, в окрестных к Академии общепитах еда была значительно лучше, но питаться там постоянно не было возможности, потому Спок сделал две вещи: очень нелогичную и целесообразную. Начал мечтать о собственной кухне и стал выбирать пищу в соответствии с необходимыми микроэлементами.

Овсянка. На Вулкане она казалась каким-то овеянным ореолом тайны деликатесом, привезенным отцом и приготовленным матерью. Она была мягкой, нежной на вкус, приправленной маслом и пещерной солью с минералами.

Реплицированная овсянка смотрела на Спока блестящим подсушенным бочком и имела подозрительный серый цвет.

— Не вызывает доверия, да? — сообщил голос сверху, и его обладатель бесцеремонно плюхнулся на стул напротив Спока.

Тот узнал по тембру — офицер Пайк, преподаватель по управлению. Странным было то, что он подсел к кадету, да и самому Споку компания была в новинку.

— Единожды я уже употреблял подобный продукт, однако он был иного цвета и запаха. — Спок опасливо коснулся вилкой твердого бока. — Могу я поинтересоваться причинами вашего внимания?

— Ты тут всегда один сидишь, а на лекции я так и не ответил тебе про степени квалификации инженеров. Вот, решил наверстать, раз уж ты без компании.

Спок кивнул в знак благодарности, помялся, взял края тарелки и, испытывая определенное волнение, перевернул ее. Каша осталась висеть на дне.

— Это типично? — с опаской поинтересовался он.

— Для местной да, а вообще нет.

Спок вздохнул, поставил тарелку как подобает и взялся за столовые приборы. Выхода у него все равно не было, а содержание рибофлавина в организме нужно было восстанавливать. Под монолог офицера Пайка местную овсянку даже удавалось есть — тот на редкость приятно выдавал материал. Особенно для человека.

— Слушай, приятель, — как-то совершенно невпопад прервал Пайк свою речь о квалификационных экзаменах инженеров-ядерщиков. — На тебя смотреть больно, на вот, возьми. — И протянул Споку свою порцию.

Спок удивленно сморгнул. На тарелке лежала некоторая белая масса — яичница, понял он по желтому пятну, — а рядом устроились аккуратно вынутые куски бекона.

— Знаю, что вы не едите мясо, вот и достал, – пояснил офицер Пайк.

— Это яичница? Жареная масса эмбриона птицы?

— Да, но реплицированная. Давай ешь, это все-таки не мясо.

Спок помялся. У него было достаточно аргументов против, но возражать офицеру и своему преподавателю он не стал и взялся за незнакомое блюдо. Вкусовые характеристики оказались значительно лучше, чем у овсянки. Да и концентрация рибофлавина, насколько помнил Спок, в яйцах была выше, чем в овсяной каше.

— Ну вот. Ничего, еще подружишься с местными репликаторами.

— Сомнительно, что я сумею реализовать отношения типа дружбы с репликатором.

Офицер Пайк тихо засмеялся и встал.

— Это метафора, кадет. Ладно, на лекциях встретимся.

Спок так и не понял, над чем смеялся Пайк, но впечатление тот оставил положительное.

Со временем он и вправду приспособился к академическому репликатору. Хотя совершенно по-детски добавлял все полюбившиеся электронные рецепты в зашифрованный архив в своем облачном хранилище. Когда у него появится свой, не казенный репликатор, он занесет их в базу и попробует все-все!

***



Мечта Спока осуществилась уже на корабле. И хотя он не был в восторге от капитана Кирка (пусть и признавал его интеллектуальный и тактический потенциал), все минусы меркли перед Собственным Репликатором. Когда капитан показал ему каюту первого помощника, Спок даже позволил себе короткий всплеск эмоций при взгляде на встроенный в стену механизм.

— Это репликатор, — констатировал он, прикипев взглядом к оному.

— Эмм, ну да... — Капитан Кирк, очевидно, не имел представления, чем вызвана неожиданная реакция коммандера Спока, и косился не испуганно, но… с опаской.

— Идеально.

В нейтральном голосе появились какие-то странные, незнакомые ни Споку, ни Кирку нотки. Последний попятился на всякий случай. Но его первый помощник уже оправился, вытянулся по струнке и кивнул в знак того, что удовлетворен экскурсией по кораблю.

Кирк облегченно выдохнул и вышел. Он не видел, как Спок неровным движением достал падд, выкачал из облака зашифрованный файлик с рецептами и буквально приник к репликатору, пока тот, помигивая индикаторами, заносил в память всю эту «гастрономическую обойму».

Конечно, непослушным пальцем выбирая на сенсорной панели самый первый пункт (овощное андорианское жаркое), Спок догадывался, что новый рацион скажется на его внешнем виде.

Но какой внешний вид, когда он несколько земных лет кряду питался из академического репликатора?!

Название Дневной дожор
Персонажи: Спок, Джеймс Кирк, Нийота Ухура
Размер: 394 слова
Во всем виновата команда

Кирк был знаком со Споком всего два месяца (именно тогда они впервые столкнулись на слушаниях о «Кобаяши Мару»). Срок слишком малый, чтобы судить о личности, тем более Кирк не был особенно внимательным малым. Но даже он заметил, как его первый офицер осунулся и похудел за время службы. И хотя Спок отлично выполнял свои обязанности, а его манера держать себя отбивала всякое желание интересоваться его состоянием, причины такого физического спада были очевидны всем.

Вулкан.

К счастью Спока, команда «Энтерпрайз» была молодой, но заботливой и тактичной. И свое внимание проявляла очень ненавязчиво: лишняя порция на обеде, подсунутая Ухурой во время особенной задумчивости коммандера; приглашение в комнату отдыха на партию шахмат и небольшой перекус от Кирка; несколько диетических наставлений от Маккоя; Чехов, который с воодушевлением знакомил Спока с особенностями русской вегетарианской кухни; Сулу с его «коммандер, я специально для вас выращиваю эти редкие и, подчеркну, съедобные экземпляры вулканской флоры!»

Как считал Кирк, Спок оказался в идеальной компании, которая готова была поддержать его в любой ситуации. Правда, немного слишком старательной. Совсем чуть-чуть.

Наверное, им нужно было остановиться раньше…

***


— Кажется, мы переборщили, — шепотом протянула Ухура, разглядывая филейную часть коммандера Спока. Вид на ту открывался впечатляющий: первый офицер как раз склонился над своей научной станцией.

Прошел год с тех пор, как команда приняла негласное решение подкармливать Спока.

Кирк вздохнул и наклонил голову на бок, присматриваясь к двум округлым ягодичным мышцам. Они стали примерно в полтора раза больше относительно того дистрофичного состояния, в котором пребывали в начале миссии, что и правда было некоторым… перебором.

— Да ладно, — легкомысленно отмахнулся он. — Он теперь мягенький.

— И кругленький, — припечатала Ухура.

Кирк строго и по-капитански на нее посмотрел, а потом вытянул руки с растопыренными пальцами веред и совершил парочку характерных круговых движений на фоне филея Спока.

— Зато посмотри, как можно… ну, ты поняла?..

Лицо Ухуры явно говорило: опять ты ведешь себя как малолетний хулиган, несносный мальчишка.

— Да ну вас… — пауза. Подумав, Ухура повторила капитанский жест, и лицо у нее стало каким-то удовлетворенно-мечтательным.

— Во-от! — наставительно поднял указательный палец Кирк. — А я о чем!

Спок сосредоточено хмурил брови, анализируя странные показания внешних сканеров. Рядом с ним лежал вкуснейший жареный пирожок с базиликом, щавелем и салатными листами — результат кулинарного гения Паши.

Коммандер был слишком поглощен своей деятельностью, чтобы заметить капитана и офицера связи у себя за спиной. На секунду задумавшись, он машинально подхватил подложенный ему пирожок и вгрызся в сочное тесто. Стряпня Чехова удивительно стимулировала мозговую деятельность.

Название Сумеречный дожор
Персонажи: Спок, Джеймс Кирк, Нийота Ухура, Хикару Сулу, Павел Чехов
Размер: 710 слов
Спок — непризнанный кудинар
Примечание:
Идея развита из фрагмента диалога последней игры по мотивам Star Trek, где Спок предлагает Ухуре поужинать в каюте приготовленной им едой, но Ухура настойчиво отказывается. И мнется, когда Спок высказывает предположение, что она не хочет ранить его чувства, сообщая, что ей не нравится его стряпня.

Спок не верил в везение, но у него были определенные основания считать, что ему не повезло. Ведь он был уникален не только своим происхождением, но и определенными привычками.

Спок любил готовить.

В его рту находились хеморецепторы от обоих видов — вулканцев и землян, — и потому пища приносила ему целый фейерверк вкусов, запахов, прикосновений к полости рта и их оттенков. В желании удовлетворить свой притязательный вкус, он буквально понуждал мать учить его готовить и пробовал абсолютно все. Но, увы, вулканцы не разделяли его страсть к кулинарии. Поначалу они весьма неохотно потребляли его стряпню, а со временем и вовсе стали избегать попыток накормить их.

Спок надеялся, что на Земле ситуация хоть немного улучшится.

Но, мало-мальски ознакомившись с культурными особенностями людей, он понял, что кому ни попадя предлагать пищу неприлично. А та социальная группа, которую все же удалось накормить, предпочитала питание в академической столовой. Разве что капитан Пайк оценил талант Спока к готовке, но, как впоследствии было выяснено, у него почти отсутствовала вкусовая чувствительность, и, значит, он не мог по достоинству прочувствовать то волшебство, что происходило со Споком во время еды.

И вот, наконец, это случилось. У Спока появилась собственная команда и собственный капитан (номинально они, конечно, Споку не принадлежали, но его внутренний непризнанный кулинарный гений так не считал).

Первой жертвой его таланта стала Ухура, с которой у них на тот момент были романтические отношения. Спок внимательно изучил связанные с ухаживанием обычаи землян и более чем умаслил эстетический вкус своей партнерши романтическим ужином.

При первой пробе приготовленного Споком супа глаза Ухуры расширились. Она проглотила пищу с нехарактерно громким звуком и часто заморгала. Сопоставив эти факторы с последующей похвалой, Спок сделал вывод, что Ухура по достоинству оценила его кулинарные способности. Однако от дальнейшей трапезы она отказалась, настояв на физической близости.

В том же мануале по человеческим обычаям было упомянуто, что красиво оформленная пища мотивирует женщин к сексуальной активности, потому поведение Ухуры Спок расценил как предсказуемое. Ее испуганного взгляда на стол он так и не заметил.

К сожалению, остатки романтического ужина пришлось доедать самому, так как Ниота отдала предпочтение сну. Но все это было неважно — перед Споком открывались чудные перспективы накормить четыреста человек экипажа.

Следующим стал капитан Кирк. В обеденной зале Спок почтительно поставил на его стол тарелку со сложносоставным блюдом и предложил угоститься. Ухуру, которая отчаянно мотала головой за его спиной и пыталась что-то показать Кирку жестами, он не видел.

Капитан неспешно все съел, кивнул и сдавлено поблагодарил, сообщив, что было очень вкусно. Но от следующей трапезы отговорился делами.

Не беда, решил Спок и пригласил к себе Чехова. После первой ложки тот охнул, решительно встал и вышел из каюты. Спок удивленно сморгнул, но Чехов вернулся, распечатывая бутылку с прозрачной жидкостью. Пахнуло спиртом.

— Водка, — пояснил тот. — Бабушка с собой дала. Так-то я не пью, но тут такой повод…

Спок не одобрял распитие алкогольных напитков, но спорить не стал — ему была лестна такая оценка его способностей.

Под водку Чехов быстро съел одну порцию и ретировался в состоянии нарушенной координации движений. Спок проявил уважение к его опьянению и не стал останавливать.

Все наготовленное пришлось есть самому.

Когда Спок предложил трапезу Сулу, тот непонятно замялся и сообщил, что хотел бы навестить оранжерею и полить цветы, но Спок своевременно напомнил, что там работает автоматизированная система орошения. Сулу вздохнул и согласился.

С истинно азиатской сдержанностью он доел небольшую порцию печеного рулета и категорически отказался есть что-то еще. Спок знал о предельно вежливой культуре азиатов-землян, а потому попрощался до следующего раза.

Спок не мог с точностью быть в этом уверенным, но впоследствии Сулу избегал его в течение месяца.

Спустя полгода Спок заметил странную закономерность — когда он заходил в помещение для того, чтобы предложить пищу экипажу, то сразу же пустело (или же оказывалось пустым, хотя в нем точно кто-то должен был находиться). Даже если этим помещением был мостик.

Спок вздыхал и возвращался к себе — устраивать праздник для своих разнообразных и сверхчувствительных вкусовых рецепторов. Ведь он всегда старался готовить на несколько особей.

***


— Он ушел? — пугливо спросил Чехов. Он постоянно неловко пихал Ухуру в бок в тесной подсобке и каждый раз извинялся за это.

— Да, кажется, да, — пробормотал Джим, разглядывая комнату отдыха в щель между электронной дверью и косяком. — Ладно, выбираемся.

Когда они вышли на свет, из-под дивана вылез недовольный Маккой и хмуро заворчал:

— Может, ему уже кто-нибудь скажет, что он готовит несусветную дрянь?!

Жертвы Спока вздыхали и отводили взгляд — не обижать же первого офицера?..

Кстати, к этим фикам есть совершенно восхуительные иллюстрации от Болотный Доктор
По клику — иллюстрации на дневнике автора
изображение


Обзорам

@темы: Star Trek, Фанфикшн

URL
Комментарии
2014-11-25 в 13:51 

Тачи!
британец пидорских кровей
Это был очень милый цикл, чувааак *__*

2014-11-26 в 01:27 

Vinculum
Долбоёборг
И пухлый :3 У Дока иллюстрации крутые

URL
2014-12-10 в 19:52 

Красное Солнышко
T'Lali
Очаровательный цикл, но я протестую: хомячьи щечки и животик Куинто заслуживают пиетета и трепетного отношения!)))

2014-12-10 в 20:09 

Vinculum
Долбоёборг
Красное Солнышко
Дык, их все любят! Наверное Х)

URL
   

Mind-machine interface

главная